|Альма|
хороводоводо ведофило фобофаг
Название: Покоряясь восточным ветрам
Авторы: .Альма.
Пейринг: Наруто/Саске
Рейтинг: NC-17
Жанр: Слэш (яой), Романтика, Восток
Размер: мини
Саммари: Султан встрепенулся и приоткрыл тяжелые веки, перестав слушать шепот ветра, так как внезапно раздался стук в дверь.
-Повелитель, привели наложника, - раздался за дверью мудрый голос визиря.
Состояние: завершен
Дисклеймер: Все права принадлежат Масаси Кисимото.
Предупреждение: AU, OOC
Размещение: ссылку




В покоях халифа горела только половина свечей, покрывавших дрожащими мазками света низкие своды каждый раз, когда из открытого балкона доносилось дуновение игривого восточного ветра.
Ветер влетал в медовый сумрак, проходился шорохом по шелковым воздушным тканям узорчатых навесов, шелестел страницами раскрытых книг, лежащих на полу, столе и огромной кровати, несмело касался затихающей мягкостью обветренных щек великого султана, целовал его глаза и ресницы и исчезал, замерев над его телом неслышной тенью своего существования, легкого, светлого, грустного.
Такого свободного.
Султан встрепенулся и приоткрыл тяжелые веки, перестав слушать шепот ветра, так как внезапно раздался стук в дверь.
-Повелитель, привели наложника, - раздался за дверью мудрый голос визиря.
Халиф на секунду зажмурился, перемешивая в голове замешательство, проклятия и усталость, и поднялся с пола, собираясь с мыслями.
-Входите, - приказал он твердым властным тоном.
Двери растворились, и в покои вошла процессия из четырех человек, среди которых были его советник, наложник и два человека из охраны, идущие по обе стороны от первых двух. Фигура наложника была покрыта белой тканью, полностью закрывавшей ее, а его руки были закованы в колодку, от которой отходила длинная цепь. Он был прислан от халифа дальнего государства в качестве жеста особого расположения и почтения, и кем он станет во дворце в дальнейшем зависело от решения султана. Это мог быть гарем, или какая-то должность при дворе, или еще что-то – в зависимости от качеств подарка, которые, к слову, должны были оказаться недюжинными, ведь султану простое не дарят.
-Был доставлен с час назад. Прикажете оставить его с вами или отвести в надлежащие покои? – почтительно и строго сказал седой визирь.
-Нет, пусть останется, - махнул рукой султан, беря со стола запечатанный пергамент и протягивая советнику. – Это доставить не медля. Идите, это все.
Все, кроме наложника, низко поклонились и вышли, затворив двери.
Наруто, как только почувствовал себя в относительном одиночестве, расслабился и тяжело вздохнул.
Еще один раб, которому надо придумать занятие чтобы не зачах от безделья – главной болезни большинства его подданных.
-Сними покрывало и иди сюда, - устало сказал Наруто, садясь на стул около стола.
Парень медленно приблизился, стягивая с себя ткань и осторожно переступая через валяющиеся книги. Наруто удрученно подумал при этом, что обстановка совсем не та для подобного действа, ну да ладно.
Когда ткань упала на пол, его взору предстало существо невероятной красоты с алебастровой кожей, волосами цвета вороного крыла и глазами, напоминавшими своей глубиной грани обсидиана, прекрасного и непостижимого. Юноша был изящен и казался хрупким, но Наруто отчего-то знал, что эта хрупкость обманчива, а обсидиановые глаза глубиной отнюдь не манят, но затягивают с непреодолимой, почти угрожающей силой.
-Мне прислали в подарок частицу Дьявола, дабы я пал в ад?* – с усмешкой спросил Наруто, приподнимая голову парня за подбородок. – Не ожидал столь прямого намека со стороны моего доброго старого друга.
Кроме шелковых шаровар из одежды на наложнике было узорчатое тату на шее, изображавшее переплетенных змей, широкое золотое кольцо на плече и несколько золотых колец в одном ухе, заканчивающих свой ряд каплей рубина в оправе.
Совершенен.
-Я прошу прощения за цвет моих глаз, повелитель, - тихо и учтиво сказал юноша, совсем чуть-чуть приоткрывая рот так, что султан почти не ощутил движения под своими пальцами.
-Зачем же, твои глаза прекрасны, а я не суеверен, - пожал плечами Наруто, отворачиваясь от наложника, чтобы взять со стола ключ от замка на цепи. – Как твое имя?
-Саске, повелитель.
-Скажи – ка вот что, Саске, - султан вновь поднял устало - лукавый взгляд синих глаз. – Ты ведь не станешь меня убивать, если я освобожу тебе руки?
Если наложник и испытал замешательство, то ничем его не выдал.
-Я не смею.
-Изящный ответ, - оценил Наруто, с некой долей иронии осознавая, что большего ждать не стоило и вопрос, в сущности, был почти шуткой. Жуткой такой, но шуткой.
-Что ж, я вижу, что ты обучен военному делу, и неплохо разбираешься в математических и технических науках, в частности, - продолжил Наруто, откинувшись на спинку стула. – Кроме того, твои глаза ясно говорят, что ты весьма умен и умеешь рассуждать и мыслить как свободный человек, а не как раб.
А вот теперь парень нахмурился.
-Великий султан мудр, если заметил это так просто.
-А если султан мудр, а ты умен, то скажи мне – что ты здесь делаешь, Саске? – вкрадчиво спросил Наруто, пристально глядя в черные глаза.
Юноша склонил голову:
-Я прислан служить вам, повелитель, и был избран в дар истинно за эти качества, как знак уважения и щедрости вашего друга, великого султана Огненных Долин.
Наруто еще какое-то время смотрел на Саске, а потом сказал со вздохом:
-Я принимаю дар и искренне восхищаюсь его щедростью, - он снял колодку с рук наложника. – И, поскольку из твоей внешности ясно, что ты прислан так же и в угоду плотским желаниям, эту ночь проведешь в моей спальне, а завтра я приму решение, что с тобой делать.
-Как султану будет угодно.
-Иди и ложись на кровать.
Даже движения наложника были восхитительны, и султан терялся, с чем их сравнить прежде – с мягкой вкрадчивой поступью пантеры или с завораживающими перекатами морских волн, шум которых доносился до его слуха с побережья.
Грация и плавность, хрупкость и сила.
Этот подарок был настолько ценным и прекрасным, что, либо его друг окончательно спятил на почве жажды завоеваний, расставаясь с сокровищами с подобной легкостью, либо ему не дожить до следующего утра.
Саске лег на кровать, на спину, вытянув руки вдоль тела, и закрыл глаза.
В отблесках свечей мерно поднималась и опускалась его грудь, дыхание сливалось с шорохом прибоя, по ногам скользили прозрачные волны белой органзы, с которой его непредсказуемый веселый ветер решил поиграть на этот раз.
Ветер присматривался к Саске, касался его волос, рассматривал его и любовался им, шепча Наруто о том, насколько этот юноша удивителен, и что он нравится беззаботному ветру, это прекрасно, что он здесь.
Наруто прикрыл глаза, улыбаясь, и повернулся к столу, беря в руки оставленную им книгу и возвращаясь к чтению.
Так прошло три часа.
Спустя это время Наруто встрепенулся, посмотрев на часы и поняв, что уже глубокая ночь, и обернулся на Саске, гадая, спит тот уже или нет.
Но наложник не спал, лежа абсолютно в той же позе, разве что теперь его голова была повернута на бок и он, не скрываясь, смотрел на султана пристальным изучающим взглядом.
-Ты что-то хочешь спросить? – сказал Наруто, разрешая наложнику говорить.
-Почему повелитель не идет спать, разве он не устал? – прямо спросил Саске.
-У меня много дел.
-Но книга, которую читает Великий, не научного содержания.
Султан поднял дергающуюся бровь.
Это просто потрясающе.
Хотя бы попытался сделать вид, что боится его или заискивает, наглец чертов.
-А в чем еще я забыл отчитаться перед своим рабом? – прохладным тоном спросил он, ухмыляясь про себя и почему-то не злясь.
-Простите, - поджал губы Саске, отворачиваясь. – Умоляю вас о прощении.
-При этом обычно встают на колени, - заметил Наруто и тут же добавил. – Но, так как ты лежишь, на этот раз прощаю тебя.
-Да восславят звезды имя Великого Султана.
Наруто отстраненно подумал, что автор книги, которую он только что прочитал, утверждал, будто звезды это всего лишь раскаленные камни, подобные тем, которые лежат под его ногами, только держащиеся высоко в небе и блестящие благодаря свету, который исходит от их жара. Так что, в общем и целом, если верить этому еретику, его имя должны были прославить бессловесные булыжники, что вовсе не казалось почетным.
Но не говорить же об этом вслух обычному рабу, хотя на какой-то странный миг ему показалось, что именно этот раб мог его понять, в отличие от всех остальных, которым подобное было дико и странно.
Но в том, что он засиделся, Саске был, в сущности, прав.
Он снял с себя все украшения и одеяние, оставшись обнаженным, и обошел кровать, забираясь под шелковую простынь со стороны открытой террасы, сразу закрывая глаза и медленно выдыхая, слушая шум волн.
Ветер приветливо взлохматил светлые волосы, радуясь, что господин вышел из дальнего темного угла, в котором он не мог его поймать в свои потоки.
-Саске, если хочешь что-то сказать – говори, не жди разрешения, - внезапно сказал Наруто, не открывая глаз, просто чувствуя на себе пристальный взгляд наложника.
-Почему повелитель ничего не сделает?
-Потому что повелитель, да озарят звезды его наивеличайшее существование, к чертям, устал, - сонно пробормотал в подушку Наруто, лежа лицом к наложнику. – Кроме того, я не хочу.
Глаза Саске чуть расширились, словно он был удивлен, но Наруто отвел взгляд, не желая знать, что тот думает или чувствует по этому поводу. Завтра его тут уже не будет, а его сердце слишком устало, чтобы любоваться красотой, которая причиняет боль.
-А от чего устал повелитель? – тихо спросил Саске, и Наруто медленно поднял взгляд на его мерцающее от света свечей лицо.
-Все-таки ты действительно не глуп, - улыбнулся он. – Какую должность ты хочешь?
-Мне нравится та, которая у меня есть.
-У тебя еще никакой нет.
-Но я в вашей кровати.
Султан нахмурился, с мукой закрывая глаза.
-Это только на одну ночь.
-Повелитель равнодушен ко мне? – голос, звучавший достаточно громко, стих на этом вопросе.
-У раба есть самолюбие, - криво усмехнулся Наруто, поворачиваясь на спину и вытягиваясь во весь рост. – Что ж, иди сюда.
Саске все с той же кошачьей грацией перекатился на живот и на коленях приблизился к султану, блеснув во мраке тьмой глаз и кровавой чернотой рубина. Наруто протянул руку и осторожно коснулся бархатной кожи его щеки кончиками пальцев, проводя по ней к четко очерченным бледным губам и замерев ими на уголке.
Саске медленно наклонялся к его лицу, но в каком-то сантиметре от губ султана тот придержал его за плечо.
-Я почти уверен, что они отравлены.
-Они не отравлены, повелитель, - Саске медленно лизнул свою нижнюю губу и сглотнул, вновь приближаясь к лицу султана и на этот раз касаясь его губ своими. Наруто задержал дыхание, приоткрывая губы, между которыми тут же проник чужой язык и провел по его собственному, переплетаясь с ним и лаская. Этот поцелуй был наполнен какой-то глубокой, зарождающейся страстью, еще спокойной, но Наруто казалось, что если он даст ей расцвести, она поглотит его с головой, ворвется в душу и что-то в ней изменит, хорошо, если к лучшему. Но шанс на это так ничтожно мал, а он так сильно устал, что от подобного хочется бежать на край света, лишь бы не догнало и не отняло последние силы.
-Саске, я не хочу, - Наруто уперся ладонью в его грудь, отстраняя от себя. – Прости.
-Султаны не просят прощения у рабов, - тихо сказал юноша, не отрывая странно сверкающего взгляда от его лица.
-В таком случае я приказываю тебе забыть о моих словах.
И султан закрыл глаза.
Он не знал, что будет дальше.
Этот наложник сидит прямо рядом с ним, так близко и опасно, что Наруто не хочет думать, насколько сильно он играет случаем и почему он это делает. Насколько он имеет право это делать.
Просто было в этих дьявольских глазах нечто такое, что заставляло поверить, будто…
Он даже не вздрогнул, когда раб, проигнорировав приказ, вновь прижался к его губам, покрывая их легкими соблазняющими поцелуями, ожидая этого на интуитивном уровне.
-Я не стану забывать ничего из того, что сказал мой султан, - прошептал ему на ухо низкий голос. – Все его слова ценны, а смысл глубок, разве могу я забыть их? – Наруто почувствовал, как с него медленно стягивают шелк.
-Я всем сердцем восхищаюсь ими.
-Не говори слово «сердце», не имея его ввиду.
Саске промолчал.
Наруто понял, что остался обнаженным под взглядом черных глаз и поднял веки, внимательно посмотрев на наложника и с удивлением видя в его глазах настоящее восхищение.
-Я слышал много рассказов о халифе Белого государства, - сказал Саске, исследуя пальцами линии рук Наруто. – Что его волосы подобны золоту в ясный день, а глаза синее южного моря, в котором он родился, - он коснулся светлых прядей. – Что его взгляд пронзителен и силен, а деяния достойны величия, которое будут прославлять в веках.
Ладонь с узким запястьем скользнула по загорелому животу и дальше, зарываясь кончиками пальцев в курчавые светлые волоски. Брюнет нагнулся и поцеловал низ живота, отчего Наруто вздрогнул и медленно выдохнул.
-Что, когда он улыбается, это подобно свету солнца, а когда говорит – будто морской прибой отдает свою вечную мудрость его словам. Что в него влюблен сам восточный ветер, овевающий благодатью и процветанием его правление, и что любой враг смиренен перед его волей.
Саске взглянул в прикрытые синие глаза.
-Вас называют сокровищем востока, вы знаете это? И что завоевать вас - означает завоевать восток.
-Так ты – завоеватель, Саске? – прошептал Наруто, обхватывая руками белые плечи наложника, гладя его шею и затылок.
-Мне кажется, я не первый в своем желании им оказаться.
Султан притянул к себе черноволосую голову, другой рукой надавив на талию так, чтобы тело раба прижалось к его.
-Ты солгал мне, - со вздохом сказал он, почему-то грустно усмехнувшись.
-Я бы не посмел.
-Твои губы отравлены.
На этот раз поцелуй был полон прорвавшейся страсти, и Наруто толкнул брюнета на спину, накрывая его своим телом и развязывая пояс шаровар. Легкая ткань плавно скользнула вниз, и теперь оба они были обнажены, любуясь красотой тел друг друга.
Наруто подхватил ноги Саске под колени, разводя их в стороны. Он коснулся сжатого колечка мышц, уже смазанного маслом и подготовленного, в отличие от тела раба, которое почти не было возбуждено. А султану нравилось, когда его партнеры получают удовольствие от занятий любовью.
Поэтому он поднял его колени выше и коснулся языком головки полу возбужденного члена, сразу почувствовав отклик на свои действия – Саске прерывисто вздохнул, а его ноги едва ощутимо дрогнули. Проведя ладонями вдоль нежной кожи бедер, он обхватил основание члена пальцами и медленно обволок его своим ртом, лаская твердым языком головку и ствол, слушая, как дыхание раба все больше срывается на прерывистые вздохи. Ствол в его рту постепенно отвердел и напрягся, выпрямившись, и султан стал скользить губами вдоль него, усиливая возбуждение этого безумно прекрасного и внезапно желанного тела.
Почувствовав в своем рту первые оттенки солоноватого вкуса, он оторвался от него, лизнув напоследок головку, и заглянул в черные глаза, уже подернутые дымкой вожделения.
-Тебе нравится, когда тебя ласкают сзади? – спросил султан, проведя ребром ладони между напряженных ягодиц.
-Я не знаю, - дрогнувшим голосом выдохнул Саске. Его пальцы судорожно вцепились в белый шелк. Он был так красив при свете свечей на белом фоне простыни, с разведенными ногами и приоткрытым влажным ртом. Во мраке не было видно, но его скулы наверняка порозовели, а сам он испытывал видимое наслаждение. В черных глазах растекалось тягучее масло, подобное тому, которое вытекает из недр земли, но в отличие от того оно не исчезало, сгорая, а тлело медленно пульсацией, заставляя гореть и плавиться в ответ.
Он был подобен драгоценности.
-С тобой раньше никто такого не делал?
Саске отрицательно качнул головой, облизнув губы.
-В таком случае расслабься, - приказал султан и наклонился к губам Саске с поцелуем, одновременно вводя в скользкий проход один палец, вошедший на полную глубину с легкостью, поэтому он сразу добавил второй. Брюнет ощутимо напрягся и прикусил нижнюю губу Наруто до крови, а его пальцы впились в плечи султана.
-Тебе больно? – спросил султан, не обращая внимания на кровь.
-Нет, - напряженно ответил Саске, отвернув голову.
-Тогда что?
-Не… Не привычно, - черные глаза закрыли дрожащие ресницы.
-Расслабься, - повторил Наруто и задвинул пальцы глубоко в горячее тело, прижимая их кончики к едва ощутимому бугорку и начиная скользить ими вдоль него, распаляя комок нервов. Одновременно он втянул в рот твердый сосок, облизнув и прикусив его.
Спустя несколько мгновений брюнет расслабился и тихо застонал, приподнимая бедра над кроватью, конвульсивно сжимаясь вокруг приносящих удовольствие пальцев, невольно насаживаясь на них еще глубже.
Через некоторое время Наруто ввел третий палец, продолжая следить за выражением лица Саске, которое менялось от удовольствия к муке до тех пор, пока эти два ощущения не слились в одно целое и не заставили его в каком-то безрассудном жесте схватиться за плечи Наруто, притягивая того к себе и прижимаясь выгнувшимся телом к нему. Между слившимися телами было жарко и влажно, усилился запах возбуждающих масел, которыми было натерто тело раба. Слюна в их поцелуе от жара потеряла вязкость и стекала из уголков губ, на висках и шее выступили капельки пота.
Саске извивался в его руках, глубоко вдыхая и судорожно выдыхая, между трущимися животами разливалась смазка обоих. Пальца внутри его тела теперь скользили легко, с каждым толчком и нажатием усиливая болезненно-сладкое напряжение в животе, и в какой-то момент из него вырвался громкий стон, а дрожащее тело напряглось, вскидываясь и со всей полнотой прижимаясь к загорелому телу султана. На их животы брызнула белая масса, сразу размазавшись, а Саске сжался вокруг пальцев, содрогаясь всем телом и шумно сорвано дыша, медленно опуская ноги на кровать вдоль бедер навалившегося на него султана и откидывая голову на подушку.
На кончике прикрытых ресниц застыли капли влаги, которые Наруто собрал языком, ощутив их соленость.
Саске медленно открыл глаза, сглотнув, но ничего не сказав.
Просто смотрел на султана черными омутами глаз.
Наруто ушел от пронзительности этого взгляда, отведя свой и просто прижавшись лбом к плечу наложника.
Тот судорожно вздохнул, выдав этим свое напряжение.
-Вы видели мое наслаждение, но не позволили мне любоваться вашим, - прошептал брюнет, касаясь пальцами шелковых прядей светлых волос.
-Я этого не хочу, - тихо ответил Наруто.
-Прошу, позвольте, - Саске провел ладонями вдоль боков лежащего на нем тела, прижимая его плотнее. – Умоляю.
Наруто довольно долго молчал, слушая неровное сердцебиение Саске, а потом тихо сказал:
-Делай, как хочешь.
Иного разрешения и не требовалось.
Брюнет с неумолимо-сильной мягкостью обхватил его за плечи, переворачивая на спину и опускаясь сверху на его бедра. Всего пара тихих вздохов, когда Саске коснулся его тела и груди в нескольких чувствительных точках, каким-то образом заставив помутиться разум, и султан почувствовал, как его давно возбужденный член погружается внутрь влажной жаркой тесноты. Дыхание перехватило, и Наруто вцепился руками в бедра Саске, выгнувшись под ним и сдавленно простонав.
Следующие мгновения потонули в сладостной дымке наслаждения и жара, Саске медленно двигался на нем, почти полностью поднимаясь с горячего ствола и сразу насаживаясь обратно, с силой сжимаясь вокруг него. Сквозь пелену собственного головокружительного наслаждения султан видел, как сосредоточенное выражение лица брюнета сменяется наслаждением, и как он смотрит на него в ответ, жадно, жгуче, почти огненно.
Этот взгляд проник куда-то глубоко в него, и Наруто мучительно застонал, очередной раз оказавшись в горячей тесноте, отворачивая голову в сторону и цепляя затуманенным взглядом синеву моря в нише окна, прохладного синего моря, которое любит свободный восточный ветер…
Он зажмурился, почувствовав горячий язык на своей скуле, скользнувший к уху и проникшей в чувствительную раковину влагой. Саске замер, склонившись к Наруто и прижавшись к его телу, застывая в жарком единении плоти и наслаждения, повисшего в воздухе тягучим ароматом.
-Куда смотрит ваш взор, Великий Султан? – тихо спросил наложник. – Кому принадлежит тоска в вашем взгляде?
-Саске…
-Кто владеет вашим сердцем, кроме ветра?
Наруто тихо выдохнул, закрывая глаза и возвращая голову обратно.
-Тех, кому оно принадлежало, больше нет, как нет и моего сердца, - с внезапной горечью сказал он.
-Но тоска в ваших глазах отлична от горечи утраты. Скажите мне, чего вы хотите?
Саске прижался к его губам в бесконечно нежном поцелуе.
-Хотите, я заберу вас отсюда к морю? Только попросите, и я сделаю это.
Наруто бесконечно долго смотрел в тихо тлеющие каким-то странным огнем ониксовые глаза, зная, что они уже поглотили его без остатка, что он хочет, чтобы таинственная неразгаданная всесильность этих глаз оказалась способна забрать все, что в нем накопилось и подарить ту свободу, о которой он уже не хотел даже помнить, что она существует.
И, наконец, сказал:
-Нет, Саске. Я уже ничего не хочу, и у меня нет больше ни желаний, ни стремлений.
Он подкинул вверх бедра, довольно резко погрузившись до основания в горячее тело так, что брюнет тихо ахнул, на секунду зажмурившись.
-Двигайся, я покажу тебе свое наслаждение в полной мере. А завтра ты отправишься на службу к моему советнику.
И Саске внезапно зарычал с какой-то непонятной злостью и схватил его руки, до этого невесомо блуждавшие по стройным ногам, и прижал их к подушке по обе стороны от головы Наруто. Его бедра двинулись с очевидной силой, резко вжав в кровать тело султана, выявляя, наконец, сдерживаемую полузвериную натуру брюнета, которая требовала подчинить и завладеть целиком найденным сокровищем. Наруто задохнулся от внезапно нахлынувшего возбуждения на грани помешательства, выгибаясь под требовательными сильными толчками, становившимися все быстрее и хаотичнее.
Так с ним еще никто себя не вел, и теперь он мог только поражаться краем беснующегося сознания, с какой силой и скоростью его это завело.
Он вырвал запястья из захвата, вновь опрокидывая брюнета на спину и поднимая его ноги вверх, врываясь в его тело резкими грубыми толчками, которые тот принимал с ответной жаждой, обхватив тело султана ногами и двигаясь ему на встречу, царапая спину ногтями и тихо рыча и скуля от наслаждения, как настоящий зверь.
Это было настоящей страстью, и оба тонули в ней, плавились в ее жаре и глубине, друг в друге. Наруто смотрел в глаза Саске, как и обещал, показывая ему свое удовольствие, которое на этот раз не знало границ, и видел, с какой жадностью тот забирает в себя все, что он ему дает.
Он опустил одну ногу, обхватывая пальцами дрожащий член брюнета, делая его удовольствие ярче, но тот мотнул головой, зарычав и перехватив его руку, с силой потянув на себя и заставив буквально упасть сверху.
Они вновь перекатились по кровати, и Саске оказался сверху, опершись руками назад, он приподнялся вверх и опустился, медленно, со стоном откидывая голову назад и облизывая губы, когда Наруто протянул руки вверх и сжал твердые горошины сосков. Когда черные глаза в очередной раз поймали его в свой плен, он понял, что уже не выберется из него за эту ночь. Удовольствие потонуло в хаотичности перемещений, прикосновений и взглядов, оба продлевали удовольствие, то ускоряясь, то замедляясь, доводя себя до предела.
В какой-то момент жжение в телах стало просто нестерпимым, слишком ярким, и все-таки вырвалось наружу, затопив наслаждением каждую частицу тела. Саске тихо всхлипнул и застонал, содрогаясь в конвульсиях острого, жалящего удовольствием оргазма, вжавшись в лежащее под ним тело и впившись ногтями в чувствительную кожу живота, чем вызывал ответный полу болезненный стон султана. Его внутренности наполнились горячей жидкостью, которая замерла жаром в его теле, как только он опустился сверху на покрытое потом тело Наруто и вытянулся на нем, продолжая медленно двигаться, пока его не остановили ладони султана, сжавшиеся на его ягодицах.
Звуки прибоя мешались с их затихающим дыханием, а теплый ветер окутывал тела, едва ощутимо остужая их и лаская своими струями.
Наруто осторожно перекатился с брюнетом на бок, с нежностью целуя его и закрывая глаза, утыкаясь носом куда-то в его волосы.
Ему было так хорошо, так хотелось просто лежать и ни о чем не говорить.
Просто молчать, зная, что юноша в его объятиях, возможно, молчит о том же.
Ни думать, ни комментировать произошедшее, ни строить логичных предположений, просто застыть, замереть, уснуть, раствориться и никогда не возвращаться.
Где-то уже в полусне он почувствовал шевеление парня в своих объятьях и как он исчезает из них, и почти приготовился к смерти.
Но ощутил всего лишь скольжение по лицу прохладных пальцев, успокаивающее и почему-то наполненное невыразимой нежностью.
И, засыпая, почувствовал запоздалую благодарность за подаренную ему иллюзию свободы.
Хотя бы на одну ночь.

На перилах балкона сидел черноволосый парень, болтая в воздухе босой ногой и насвистывая какой-то веселый мотив. Ветер трепал его волосы, будто общаясь с ним, а капля рубина дерзко сверкала в темноте, будто бросая вызов мраку и его опасностям.
На нем были одни шаровары, в руках он держал кинжал, подкидывая его, взвешивая на ладони, крутя между пальцев и играя им с ветром.
Услышав вдалеке три сигнальных свиста, он легко вскочил на ноги, спрыгнул с двухметровой высоты на нижнюю террасу, пробежал по узкой балке, соединяющей колонны и, перекувырнувшись в воздухе, перепрыгнул на соседнюю крышу в четырех метрах от стартовой.
Потом проскользнул за спинами стражников, вскарабкался по отвесной стене и, перелетев через нее, мягко приземлился на мостовую за телегами со снедью.
Здесь он услышал тихий шепот:
-Учиха, я думал, тебя там убили, черт возьми! Ты вообще соображаешь, сколько денег я потратил, подкупая торговцев и стражу?! Я тебе, черт возьми, последний раз повторяю, что…
-Киба, заткнись, - прервал тираду Саске, накидывая на себя плащ.
-Ты убил его?
-Нет.
-Что?! Почему?!
-Пошли отсюда.
-Но…
-Идем! Или получишь кинжал в задницу, клянусь Аллахом.
И призрачные тени заскользили прочь из города.
-Ты соображаешь, что тебе скажет по этому поводу твой дядя? – с яростным беспокойством шептал Киба, не отставая от брюнета ни на шаг.
-Плевать я хотел, что там в башке у этого старого поехавшего маразматика. Я все равно собирался убить его.
-Да, но пока…
-И теперь у меня есть веская причина, - тихо сказал Саске уже за стенами города, оборачиваясь на далекие своды дворца султана.
-Причина?
-Наруто, - улыбнувшись, сказал брюнет.
-Султан этого государства? Которого тебе нужно было убить? – удивился его друг.
-Да. Я не отдам его дяде. Честно говоря, я не отдам его никому.
Киба замолк, ошарашенно глядя на черноглазого сумасбродного принца, которому если что-то придет в голову – его не остановить никакими способами, даже обычную заинтересованность.
Что уж говорить о любви.
-Но страна не примет цареубийство в борьбе за трон.
-Стране будет только лучше, если сумасшедший халиф отдаст концы. Если не получится - станем пиратами и завоюем все побережье, вплоть досюда, - пожал плечами Саске. – Я больше не намерен бездействовать. Я хочу его больше, чем что-либо другое. Даже более - мне ничего не нужно, кроме него. Я заставлю его влюбиться в меня, а если не захочет – выкраду его.
Киба покачал головой, тяжело вздыхая и понимая, что кончились счастливые беззаботные дни. Ведь он даже на секунду не посмеет оставить своего принца, которому поклялся в вечной любви и верности. Как и многие другие во дворце.
-Ладно, возвращаемся на корабль, тут оставаться дальше опасно. И еще раз обсудим эту затею, черт возьми!
Но Саске продолжал смотреть в сторону дворца, и в черных глазах бесновалось дьявольское пламя. Сильный восточный ветер трепал черные пряди, рвал плащ с плеч, беснуясь вместе с чернотой и взлетал потоками в высь, к морю, ко дворцу, хохоча и торжествуя, предвкушая новую бурю, которая захватит эти земли в скором времени, и станет знаменем его бесконечной победы над душами людей…

* Обсидиан - досл. "коготь Сатаны"

@темы: по Наруто, фанфики